Несмотря на то, что в Конституции РФ (глава 7) закреплены основы судебной власти и провозглашены принципы несменяемости судей, их неприкосновенности, независимости суда, наличествует определённая дисфункция во всей судебной системе: от высших судов (Конституционного и Верховного судов РФ) до судов первой инстанции. И построим мы наше исследование этой дисфункции в соответствии с критериями Европейского суда по правам человека (здесь и далее – ЕСПЧ)1 в отношении независимого правосудия: способ назначения, срок полномочий, наличие гарантий против внешнего давления – в том числе, в бюджетных вопросах – и то, воспринимаются ли судебные органы как независимые и беспристрастные.

  Начнём со способа назначения судей. Нам кажется, что необходимо рассмотреть работу органа, о котором знают по большей части только сами судьи и работники судебной системы, а именно – работу Комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов.

  Во-первых, само наличие такого органа, исходящего от исполнительной ветви власти, подчёркивает зависимость судебной системы (потому что если бы судебная власть была независимой, то решения о назначении принимались бы высшей квалификационной коллегией судей, то есть самой судебной властью).

  Во-вторых, состав комиссии также вызывает ряд вопросов, потому как соотношение представителей в ней таково2: пять представителей правоохранительных органов (ФСБ, МВД, Генеральная прокуратура), четыре представителя судебной системы (включая Судебный департамент при ВС РФ), пять представителей органов исполнительной власти (в основном помощники и представители Президента РФ) и только один представитель негосударственной организации (А. Г. Кучерена, председатель общественного движения «Гражданское общество»).

КОМИССИЯ БОЛЕЕ ЧЕМ Н А ПОЛОВИНУ СОСТОИТ ИЗ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ОРГА НОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛ АСТИ, А ПОТОМУ ОНИ МОГУТ В БОЛЬШЕЙ МЕРЕ ВЛИЯТЬ Н А РЕШЕНИЯ ПО ТОЙ ИЛИ ИНОЙ КАНДИДАТУРЕ, Д А ЖЕ ЕСЛИ ПРЕДСТА ВИТЕЛИ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ И ГРА ЖД А НСКОГО ОБЩЕСТВА ОБЪЕДИНЯТСЯ

НА  ДАННЫЙ МОМЕНТ ЧИСЛО ГОЛОСОВ В СУДЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЧЁТНЫМ, ЧТО ПРОТИВОРЕЧИТ ИЗНАЧАЛЬНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ ИДЕЕ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ БОЛЬШИНСТВОМ ГОЛОСОВ

Получается, что суд и его нормальная работа при полном составе суда ставятся в зависимость от внесения кандидатур Президентом. Важно прописать конституционную обязанность Президента РФ вносить в определённый срок кандидатуры в СФ ФС РФ. Также необходимо сказать и о стигматизации, грозящей кандидатам, родственники которых имеют судимости (даже погашенные). Безусловно, подобное требование не закреплено в законе, однако, проведя интервью с тремя разными судьями7 , мы берёмся утверждать, что такой барьер существует, хотя суд назовёт любую иную причину для отказа, но не эту основную. Такая же участь постигает тех, кто желает после адвокатской карьеры начать судебную или же имеет супруга-адвоката8. По сути, это и есть объективное вменение. Данная стигматизация стала одним из решающих факторов закрытости судейского сообщества, а потому основным кадровым ресурсом для судебной системы стали помощники судей и выходцы из органов прокуратуры, следственного комитета и т. д9. Обобщая сказанное выше, можно утверждать, что власть использует пробел в Конституции (право, а не обязанность Президента вносить кандидатуру на должность судьи в СФ ФС РФ), а также создаёт дополнительные барьеры, влияющие на судебную систему и судей. Всё это делается для того, чтобы избежать лишних проблем с независимой судебной системой в ситуации допуска исключительно лояльных кадров и пожизненных председателей высших судов (В. М. Лебедев возглавляет ВС РФ с 1993 года, то есть более четверти века, а В. Д. Зорькин возглавляет КС РФ более 16 лет).

МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИРОВЫХ СУДЕЙ ПРОИЗВОДИТСЯ ОРГАНОМ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТА ФЕДЕРАЦИИ, ЧТО СТАВИТ МИРОВЫХ СУДЕЙ В ПРЯМУЮ ЗАВИСИМОСТЬ ОТ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ НА МЕСТАХ

судебного департамента, по аналогии с судами федеральными. Теперь необходимо сказать о материальной обеспеченности судей и работников аппарата суда. Средняя зарплата судей является более или менее достаточной для нормальной жизни13, но сказать то же самое о зарплате сотрудников аппарата суда нельзя. Исходя из Указа Президента РФ №76314, должностной оклад помощника судьи (который осуществляет полное документальное сопровождение деятельности судьи) составляет всего 5.044 рубля. Безусловно, с учётом всех надбавок, премий и прочего заработная плата в среднем составляет порядка 25.000 рублей15, однако и этой суммы недостаточно для полноценной жизни в Москве, где только аренда жилья будет обходиться в сумму более 25.000 рублей. А потому в целях предотвращения коррупции, а также в целях обеспечения материальной независимости судебной власти необходимо значительно увеличить должностные оклады сотрудников аппарата суда, в особенности помощников судей, которые фактически осуществляют всё документальное сопровождение деятельности судьи.

Если у председательствующего нет ответа, то он и судья едут вместе к председателю вышестоящей инстанции. Безусловно, это определённая форма самоцензуры, но её необходимо придерживаться для продолжения судейской карьеры. Поэтому даже ежегодная сменяемость председателя суда ничего не изменит, ибо сама система пронизана духом так называемой «палочной дисциплины». Завершая наше исследование, приведём некоторые элементы образа независимости российского правосудия и судей в сознании народа. Если бы наличествовал огромный авторитет суда и его независимость, не имели бы широкого хождения выражения, подобные этим: «Закон что дышло, куда повернул, туда и вышло»; «А что мне законы, коль судьи знакомы?»; «Хочешь на суде добра, подсыпай серебра»; «Судьям то и полезно, что в карман полезло»18. Мы видим, что на бытовом уровне у населения сложилось представление о суде как о коррумпированном органе, который служит интересам богатых и власть имущих. Возможно, это не лишено смысла: посмотрим, к примеру, на судебные разбирательства бывшего мэра Москвы Ю. М. Лужкова – за 16 лет нахождения в должности он 49 раз подавал иски о защите чести и достоинства и не проиграл ни одного процесса19.

Первые юридические клиники в Российской Федерации начали появляться в 90-х годах прошлого столетия1 . Первоначально опыт  создания юридических клиник мы переняли у  иностранных коллег, а нормативное регулирование деятельности юридических клиник на территории России появилось значительно позже. Введённое регулирование основывалось на уже имеющемся опыте работы университетских клиник. В нашей статье мы предлагаем рассмотреть основные особенности работы российских юридических клиник, а также проблемы, возникающие в ходе осуществления данной работы, в частности проблемы законодательного регулирования деятельности юридических клиник, проблемы подготовки студентов для работы в юридических клиниках, статус юридических клиник в университетах. Нормативной основой функционирования юридических клиник в Российской Федерации являются: Конституция Российской Федерации, Федеральный закон от 21.11.2011 № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», Приказ Министерства образования и науки РФ от 28 ноября 2012 г. № 994 «Об утверждении Порядка создания образовательными учреждениями высшего профессионального образования юридических клиник и порядка их деятельности в рамках негосударственной системы оказания бесплатной юридической помощи». В ст. 23 ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» закреплено следующее понятие юридической клиники:

«Юридическая клиника создаётся в качестве юридического лица, если такое право предоставлено образовательной организации высшего образования её учредителем, или структурного подразделения образовательной организации высшего образования. Юридические клиники могут оказывать бесплатную юридическую помощь в виде правового консультирования в устной и письменной форме, составления заявлений, жалоб, ходатайств и других документов правового характера».

 

2) обучение студентов практическим навыкам работы юриста, таким как: юридический анализ ситуации, систематизация судебной практики, подготовка правовых позиций по делу, ведение договорной работы, подготовка процессуальных документов;

 

3) правовое просвещение населения, а именно организация обучающих семинаров, например, в рамках курсов «живое право»;

 

4) научно-практическая деятельность по совершенствованию законодательства4;

 

5) выпуск периодических печатных изданий.

 

Помимо вышеуказанных видов деятельности, иностранные коллеги в рамках работы юридических клиник также осуществляют правовую поддержку беженцев из государств, на территории которых ведутся военные действия. Примерами таких юридических клиник являются клиники Мюнхена5 и Трира6 в Германии. В ряде клиник присутствуют департаменты, рассматривающие правовые проблемы разных категорий. Примером может служить клиника Notre Dame Law School, США7 . В рамках данной клиники студенты под контролем преподавателей и юристов осуществляют некоммерческую медиацию, осуществляют правовую поддержку малого бизнеса и некоммерческих организаций, предоставляют бесплатные юридические услуги по вопросам прав потребителей, налогообложения, интеллектуальной собственности. Аналогичными видами деятельности занимаются и другие юридические клиники США8

Юридическое практическое образование в юридических клиниках также первоначально было внедрено иностранными коллегами. В Black’s Law Dictionary указано следующее определение понятия «Юридическое клиническое обучение» - law-school training in which students participate in actual cases under supervision of a practice attorney or a law professor13. Университеты, обучая студентов на программах специалитета, бакалавриата, магистратуры, не вводят дисциплин, связанных с получением практических навыков14. Юридические клиники были созданы для развития навыков студентов, необходимых в юридической профессии, таких как основы правового анализа ситуации, юридического письма, публичных выступлений, в том числе выступлений в суде15. Современные юридические клиники постоянно совершенствуются. Однако всё ещё неразрешённым остается ряд проблем, связанных с законодательным регулированием работы клиники, статусом клиники, её сотрудников в университете и возможностью студентов получать навыки практической работы в рамках работы юридической клиники. Клиническое обучение праву неразрывно связано с основной функцией юридических клиник – оказанием бесплатной юридической помощи населению. Однако данную функцию можно реализовать только при наличии соответствующей мотивации и подготовки студентов. Первая проблема современного практического юридического образования в юридических клиниках заключается в том, что федеральное законодательство никак не регулирует деятельность юридических клиник по отбору сотрудников. Данная проблема является неоднозначной. С одной стороны, отбор сотрудников в штат юридической клиники не является обязанностью юридической клиники. Однако его полное отсутствие приведёт к тому, что любой студент сможет стать сотрудником юридической клиники. Исходя из того, что основная цель работы юридической клиники – это оказание бесплатной юридической помощи населению, можно сделать вывод об особой социальной значимости данной работы16.

Оказывание сотрудниками юридической клиники правовой помощи ненадлежащего качества может происходить по двум причинам:

1) студенты не обладают надлежащим уровнем подготовки;

 

2) за работой студентов не установлен надлежащий контроль со стороны преподавателей или специалистов, имеющих высшее юридическое образование (кураторов юридической клиники).

 

Первая причина возникает в связи с тем, что не все студенты к моменту начала работы в юридической клинике являются выпускниками бакалавриата. Из этого следует, что студенты освоили не все общеобязательные дисциплины в соответствии с федеральным стандартом17. Данная проблема разрешается при помощи организации специальных курсов, тренингов, семинаров по повышению квалификации клиницистов18. Другая причина является более сложной в своём разрешении. Согласно ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», в рамках работы юридической клиники студенты оказывают бесплатную юридическую помощь под контролем лиц, имеющих высшее юридическое образование. Несмотря на законодательное урегулирование вопроса контроля деятельности студентов в рамках юридической клиники, вопрос контроля образовательного учреждения за кураторами юридической клиники не разрешён. Более того, при формальном закреплении преподавателя или специалиста, имеющего высшее юридическое образование, помимо вышеуказанной функцииконтроля, университет должен оказывать функцию стимулирования деятельности сотрудников юридических клиник, в частности преподавателей и специалистов, имеющих высшее юридическое образование.

В результате у студентов нет стимула участвовать в деятельности клиники, а у работодателей нет смысла учитывать ценность рекомендации ввиду того, что студент мог разрешить всего два дела в год или вовсе числиться в клинике номинально, поскольку в клинику не поступали обращения граждан. В завершение нашей статьи отдельно хотелось бы высказаться о проблеме некачественного информирования населения о возможности получить бесплатную юридическую помощь.

Во-первых, государство не информирует население о данной возможности, что приводит к тому, что граждане пользуются некачественными услугами низкобюджетных фирм или вовсе мошенников, а после идут за помощью в юридическую клинику.

Во-вторых, клиники не занимаются рекламной политикой, на данный момент максимум в этом вопросе – размещение объявления на сайте университе -

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Арбитражный управляющий является одним из ключевых субъектов в процессе банкротства, именно от его деятельности зависит эффективность процедуры  несостоятельности. На текущий момент происходит ужесточение административных мер, а также судебной практики привлечения к административной ответственности арбитражного управляющего. Согласно данным Росреестра за 2016-2018 года, количество дисквалификаций арбитражных управляющих выросло с 26 до 306 человек. Вместе с этим происходит и снижение эффективности процедуры банкротства1 .

По данным ЕФРСБ за 2018 год, затраты на проведение процедуры несостоятельности растут: если в 2015 году в совокупности они составили 4.7 млрд рублей, то в 2017 уже 7.2 млрд рублей. Вместе с тем удовлетворенные требования кредиторов, включенных в реестр, снизились с 2016 по 2018 с 6.4% до 5.2%2.

Особенности административно-правовой ответственности:

 

1) Правонарушение затрагивает экономические основы государства и совершается в сфере предпринимательского права;

 

2) За первое правонарушение, совершённое арбитражным управляющим, предусмотрена альтернативная санкция в виде предупреждения, административного штрафа либо дисквалификации. Повторное правонарушение уже не предусматривает альтернативной санкции, санкция становится относительно определённой. Предусмотрена только дисквалификация;

 

3) Особым субъектом административной ответственности выступает арбитражный управляющий;

 

4) Административные наказания за неисполнение обязанностей применяются только арбитражным судом в установленном процессуальном порядке;

 

5) Цель административной ответственности арбитражного управляющего – предупреждение правонарушений другими лицами.

 

Прежде всего, надо обратиться к ст. 20.3 п. 4 ФЗ “О несостоятельности”: «При проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества»3 .Процедура же банкротства предполагает наличие конфликта между интересами различных субъектов правоотношений. Арбитражный управляющий не может одновременно действовать в интересах должника, кредитора и общества, ведь их интересы разнонаправленны. Это ведёт к тому, что арбитражный управляющий так или иначе нарушает норму закона. Арбитражный управляющий также зачастую является аффилированным лицом в пользу конкретного кредитора, в связи с процедурой назначения.

Это приводит к негативным последствиям:

 

1) Допускается преследование арбитражного управляющего по инициативе незаинтересованных лиц;

2) Допускается преследование арбитражного управляющего в отсутствии нарушения прав других субъектов процедуры банкротства;

 

3) Допускается различная степень активности органов Росреестра;

 

4) Срок давности арбитражного управляющего увеличен до 3 лет.

 

Это приводит к росту давления на арбитражного управляющего другими лицами, чьи позиции разнятся с позицией арбитражного управляющего. Жалобы подаются по любым фактам, даже не связанным с конкретной процедурой. Помимо уже указанной помехи работы арбитражного управляющего, это приводит к загруженности арбитражных судов, так как Росреестр не может самостоятельно составлять протоколы о малозначительности деяния. Другой важной проблемой сферы арбитражного управления является её высокая степень правовой отрегулированности, которая, к тому же, осложняется противоречивостью нормативных актов и неоднородностью судебной практики. Большая часть требований устанавливается именно ведомственными актами. Нарушение же требований ведомственных актов из-за бланкетного характера статьи также может привести к дисквалификации. Из этого следует, что даже добросовестный арбитражный управляющий не способен воспринять всю систему регулятивных требований. Соответственно, он не может их соблюсти. По мнению судьи КС РФ А. Н. Кокотова, «одно дело, когда совершение правонарушения зависит исключительно от лица, преступающего закон, и другое дело, когда в той или иной сфере правового регулирования крайне трудно не нарушить какое-либо предписание, даже действуя предельно разумно и ответственно»6.

 Опубликовать всё в нужные сроки зачастую проблематично даже для опытного арбитражного управляющего. Суды часто задерживаются с электронной публикацией определений и решений, и арбитражным управляющим приходится каждый день проверять сайты суда. Резюмируя аспект проблем института арбитражных управляющих, необходимо отдельно остановиться на административных рисках. При банкротстве юридических лиц среднее вознаграждение арбитражного управляющего составляет 30.000 в месяц, которые, несмотря на ежемесячное начисление, выплачиваются лишь после реализации имущества должника. При банкротстве физического лица сумма является фиксированной и составляет 25.000 рублей за всю процедуру, хотя реструктуризация долгов идет от 6 месяцев до 3 лет, а реализация имущества может идти от 6 месяцев и более. Соотношение штрафа и вознаграждения в банкротстве юридического лица составляет от 83% до 166%. В банкротстве физического лица - от 600% до 3600%10. Исходя из этого, ведение дел физического лица намного более рискованно и нерентабельно. Дискуссионной нормой является ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ: «Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 настоящей статьи, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, - влечёт дисквалификацию должностных лиц на срок от шести месяцев до трёх лет; наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от трёхсот пятидесяти тысяч до одного миллиона рублей». 

СООТНОШЕНИЕ ШТРАФА И ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ В БАНКРОТСТВЕ ЮР.ЛИЦ А СОСТАВЛЯЕТ ОТ 83% ОТ 166%. В БАНКРОТСТВЕ ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦ А ЖЕ ОТ 600% ДО 3600%. ИСХОДЯ ИЗ ЭТОГО ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦ А Н А МНОГО БОЛЕЕ РИСКОВАННО И НЕРЕНТАБЕЛЬНО

Таким образом, комиссия более чем наполовину состоит из представителей органов исполнительной власти, а потому они могут в большей мере влиять на решения по той или иной кандидатуре, даже если представители судебной системы и гражданского общества объединятся.

  В-третьих, среди прочих требований, которым должен отвечать кандидат на должность судьи федерального суда, присутствует такое требование, как «честность». Однако нет ни одного критерия, конкретизирующего «честность» того или иного судьи. В частности, проблему размытости критерия отметила группа экспертов ГРЕКО в своём ежегодном докладе по России3. Более того, в федеральном законе о Конституционном суде РФ (здесь и далее – КС РФ) указывается, что судьёй КС РФ может быть назначен гражданин с «безупречной репутацией», что также является слишком размытым определением. Что входит в понятие безупречной репутации? Всё это даёт возможность для немотивированного отвода того или иного кандидата, используя этот критерий легко завуалировать истинный мотив отказа в конкретном случае. Как результат – треть кандидатов в судьи, одобренных квалифколлегией, не получают одобрения президентской комиссией4. Для того чтобы достичь соответствия критериям ЕСПЧ, на наш взгляд, необходимо сделать комиссию либо полностью негосударственной, в которую бы входили юристы-практики и юристы-учёные (как это сделано в Германии), либо же наполовину негосударственной, наполовину судебной. Судей Верховного и Конституционного суда РФ назначает на должность Совет Федерации (верхняя палата парламента), однако сами кандидатуры выдвигает Президент Российской Федерации. И если при президентстве Б. Н. Ельцина ещё были случаи отклонения предложенных Президентом кандидатов (восемь отклонённых кандидатур за три года)5 , то при В. В. Путине и Д. А. Медведеве такого расхождения во мнениях между ветвями власти уже не было. То есть, в зависимости от политического режима в стране и независимости парламента, можно, не изменяя Конституции, назначать на должность тех, кто угоден действующей власти. Не менее важным, на наш взгляд, является и то, что, в соответствии с федеральными конституционными законами о Верховном и Конституционном суде, Президент имеет право, но не обязанность вносить кандидатуры в Совет Федерации для назначения их на должность судей вышеназванных судов. Наглядно демонстрирует эту коллизию состав Конституционного суда РФ, в котором, согласно Конституции (ст. 125), должно быть 19 судей, но на данный момент их всего 16 (часть судей ушла в связи с достижением предельного возраста нахождения в статусе судей6). На данный момент число голосов в суде является чётным, что также противоречит изначальной конституционной идее принятия решений большинством голосов, для чего и было выбрано нечётное число.

1

Что касается срока полномочий российских судей, то нам необходимо сказать следующее: на наш взгляд, здесь существует определённое неравенство, ввиду того что только мировые судьи не имеют права на пожизненное пребывание в должности10. Данное положение делает возможным давление на мировых судей, желающих переназначения, поэтому рациональным было бы введение неопределённого периода полномочий. Несколько положений о гарантии судей и судебной системы от внешнего воздействия, в том числе в бюджетных вопросах. С нашей точки зрения, грубейшее нарушение принципа несменяемости судей произошло в 2014 году, когда ликвидировали Высший Арбитражный суд РФ. Исходя из смысла принципа несменяемости судей, каждый судья из упразднённого ВАС должен был автоматически стать судьёй ВС РФ и только в случае несогласия уйти в отставку. Такого мнения придерживаются, в частности, Р. С. Бевзенко (начальник Управления законодательства ВАС РФ в отставке)11 и Т. Г. Морщакова (судья КС РФ в отставке)12. Тринадцать судей из ВАС РФ не смогли продолжить работу в качестве судей обновлённого ВС, поскольку не преодолели фильтр специальной квалификационной коллегии. Это весьма странно, потому как они уже прошли процедуру назначения ранее и много лет пробыли в должности судей ВАС. После этого мы обратимся к материальной стороне независимости судебной системы в общем и судей в частности. Для начала возьмём положение мировых судей. Материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей производится органом исполнительной власти субъекта федерации, что ставит мировых судей в прямую зависимость от исполнительной власти на местах. С нашей точки зрения, рациональным решением мог бы стать переход данной компетенции из сферы ведения субъекта федерации в сферу ведения

2

ИСХОДЯ ИЗ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РФ №76314, ДОЛЖНОСТНОЙ ОКЛАД ПОМОЩНИКА СУДЬИ (КОТОРЫЙ ОСУЩЕСТВЛЯЕТ ПОЛНОЕ ДОКУМЕНТА ЛЬНОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДЬИ) СОСТАВЛЯЕТ ВСЕГО 5.044 РУБЛЯ

В завершение исследования нам хотелось бы указать на особую атмосферу внутри судейского сообщества, а также на образ судей и судебной власти в российском обществе. Если говорить о первом, то Верховный суд де-факто создал атмосферу страха, при которой любое независимое действие судьи расценивается как дисциплинарный проступок16, а потому судьи строго придерживаются негласных инструкций и указаний. Судьи также не проявляют весь свой потенциал даже в процессуальных документах, прекрасно понимая, что каждое лишнее слово может стать опорой для стороны в апелляции, что невыгодно судье первой инстанции. Это объясняет чрезвычайную сухость судебных актов. Также необходимо сообщить о том, что, по словам судей17, как такового телефонного права не существует. Однако если к судье поступает дело, в котором фигурирует миллиардер или народный артист, государственная корпорация, высокопоставленный чиновник и т. п., судья обращается к председателю суда за инструкцией о том, как необходимо разрешить данный спор.

3

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1) Оценочный доклад ГРЕКО по Российской Федерации // Сайт Адвокатской газеты. URL:https://www.advgazeta.ru/upload/medialibrary/95c/GrecoEval4Rep_2017_2_rus.pdf (дата обращения: 10.03.2019).

2) Кондратьева И. И. Отфильтровали: почему кандидаты в судьи не проходят президентскую комиссию. // Право.ру. URL: https://pravo.ru/story/204155/ (дата обращения: 06.04.2019).

3) Гривцов А. Почему адвокаты не хотят идти в судьи и почему в судьи не берут адвокатов? // Сайт Адвокатской газеты. URL: https://www.advgazeta.ru/mneniya/pochemu-advokaty-ne-khotyat-idti-v-sudi-i-pochemu-v-sudi-ne-berutadvokatov/ (дата обращения: 03.06.2019).

4) Пашин С. А. Когда выходцы из карательной системы становятся судьями, они искренне полагают, что наказывать — надо, это правильно. // Право.ру. URL: https://zakon.ru/discussion/2019/04/25/kogda_vyhodcy_iz_karatelnoj_sistemy_stanovyatsya_sudyami_oni_ iskrenne_polagayut_chto_nakazyvat_-_nad (дата обращения: 06.06.2019).

5) Даль. В. И. Пословицы и поговорки русского народа / М.: Эксмо-Пресс, 2000. Т.1, С. 189-192.

4

СТОИТ  ОТМЕТИТЬ, ЧТО ЗАКОНОДАТЕЛЬ НЕ ПРЕДПОЛАГАЕТ НАЛИЧИЕ СУДЕБНОЙ ФОРМЫ АКТИВНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ КЛИНИК, ВВИДУ ОТСУТСТВИЯ ПРЯМОГО УКАЗАНИЯ НА ЭТО В ТЕКСТЕ ЗАКОНА

Стоит отметить, что законодатель не предполагает наличие судебной формы активности юридических клиник, ввиду отсутствия прямого указания на это в тексте закона. АНО «Центр развития юридических клиник» даёт следующее определение понятию «юридическая клиника» – это структурное подразделение образовательной организации высшего образования или юридическое лицо, созданные для обучения студентов навыкам профессиональной деятельности и оказывающие бесплатную юридическую помощь2.

Оба определения содержат две основных цели работы юридических клиник:

1) обучение студентов юридических факультетов навыкам практической работы и получение профессионального опыта;

2) оказание юридической помощи лицам, обратившимся за ней.

Несмотря на то, что опыт российских студентов и преподавателей в организации работы юридических клиник не так велик, на территории России по данным АНО «Центр развития юридических клиник» в настоящее время функционирует более 200 юридических клиник при университетах.3 Однако статистические данные не дают какую-либо информацию о качестве подготовки студентов и о качестве оказания ими юридической помощи. В зависимости от специфики юридической клиники работа студентов в ней может различаться. Можно выделить следующие виды деятельности юридических клиник в России:

1) оказание бесплатной юридической помощи обратившимся за ней гражданам;

5

КОНЦЕПЦИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ КЛИНИКИ НЕ ОБНОВЛЯЛАСЬ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С 90-Х ГОДОВ ПРОШЛОГО СТОЛЕТИЯ,

В ТО ЖЕ ВРЕМЯ САМЫМ КРУПНЫМ ИНОСТРАННЫМ ЮРИДИЧЕСКИМ КЛИНИКАМ УЖЕ БОЛЕЕ 60 ЛЕТ

В западной практике существуют также весьма экзотичные для российской правовой культуры клиники, которые занимаются экологическим правом. Примером такой клиники может послужить клиника Lewis and Clark Law School9. Проекты студентов данной клиники включали работу по защите видов, находящихся под угрозой исчезновения, и разработку новых законов по защите окружающей среды10. Не менее примечательной является практика иностранных юридических клиник в сфере уголовного права. Примером может послужить деятельность студентов одного из подразделений юридической клиники Stanford Law School в рамках проекта «Three Strikes» по защите осуждённых, заключённых пожизненно за совершение мелких, ненасильственных преступлений в соответствии с законом Калифорнии «Three Strikes»11. Иностранные юридические клиники создают подразделения, которые занимаются различными видами обращений населения. Российские юридические клиники далеки от такой практики. Это обусловлено тем, что концепция юридической клиники не обновлялась в Российской Федерации с 90-х годов прошлого столетия, в то время как самым крупным иностранным юридическим клиникам уже более 60 лет{12}.

6

СТОИТ ОТМЕТИТЬ, ЧТО ЗАКОНОДАТЕЛЬ НЕ ПРЕДПОЛАГАЕТ НА ЛИЧИЕ СУДЕБНОЙ ФОРМЫ АКТИВНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ КЛИНИК,

ВВИДУ ОТСУТСТВИЯ ПРЯМОГО УКАЗАНИЯ НА ЭТО В ТЕКСТЕ ЗАКОНА

Презюмируется, что студенты, претендующие на позицию консультанта юридической клиники, должны понимать социальную значимость деятельности юридической клиники. В процессе работы часто выясняется, что студенты, ставшие клиницистами, не готовы к такому уровню социальной ответственности. В связи с этим студенты могут оказывать обратившимся гражданам юридическую помощь ненадлежащего качества. Вторая проблема состоит в том, что на федеральном уровне не установлена ответственность сотрудников юридических клиник за оказание юридических услуг ненадлежащего качества. При очном обращении в клинику гражданин, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152- ФЗ «О персональных данных», подписывает согласие на обработку персональных данных, а также подтверждает, что ознакомлен с правилами работы юридической клиники. В случае оказания ненадлежащей правовой помощи обратившийся гражданин принимает все риски на себя. Меры ответственности клиницистов в таком случае могут быть предусмотрены лишь локальным нормативно-правовым актом, принятым университетом, при котором осуществляет свою деятельность юридическая клиника. Обычно такая мера ответственности ограничивается исключением из юридической клиники, меры дисциплинарных взысканий со стороны университета не предусмотрены.

7

КОНЦЕПЦИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ КЛИНИКИ НЕ ОБНОВЛЯЛАСЬ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С 90-Х ГОДОВ ПРОШЛОГО СТОЛЕТИЯ,

В ТО ЖЕ ВРЕМЯ САМЫМ КРУПНЫМ ИНОСТРАННЫМ ЮРИДИЧЕСКИМ КЛИНИКАМ УЖЕ БОЛЕЕ 60 ЛЕТ

8

та или же АНО «Центр развития юридических клиник». Исходя из всего сказанного выше, необходимо сделать следующие выводы:

1) Необходимо улучшить законодательство о бесплатной юридической помощи, сделать его отвечающим потребностям нашего времени.

2) Структурировать работу юридических клиник, унифицировать правила приёма клиницистов и руководящего персонала.

3) Соразмерно возросшим требованиям к клиницистам увеличить академические преимущества за данную форму активности.

4) Уведомлять население о возможности получения бесплатной юридической помощи, например через МФЦ.

5) Улучшить контакты с зарубежными юридическими клиниками с целью перенять их опыт и позитивные практики.

9

Н А ТЕКУЩИЙ МОМЕНТ ПРОИСХОДИТ УЖЕСТОЧЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНЫХ МЕР,

А ТАКЖЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО

 Он представляет сторону заинтересованного кредитора, поэтому другие кредиторы и должники, видя угрозу своим интересам в процедуре банкротства, подают многочисленные жалобы на арбитражного управляющего. Согласно данным Росреестра за 2018 год, количество зарегистрированных жалоб на арбитражных управляющих выросло за 2 года с 11.626 до 17.5714. Количество жалоб, дошедших до суда, изменилось не сильно. Это показывает, что большинство жалоб не имеют оснований. Никаких сдерживающих факторов российским законодательством не предусмотрено. После подачи жалобы арбитражный управляющий обязан по требованию Росреестра предоставить свои возражения по жалобе. Это приводит к тому, что основной целью арбитражного управляющего становится защита от жалоб кредиторов и должников в различные инстанции для того, чтобы избежать дисквалификации. 

 

Основными адресатами жалоб в отношении арбитражных управляющих являются:

 

1) Росреестр. В основном рассматривает жалобы на неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, предусмотренных законодательством. Есть полномочие составлять административный протокол;

 

2) Арбитражный суд. Рассмотрение основной массы жалоб на действия или бездействие арбитражных управляющих;

3) Саморегулируемая организация арбитражных управляющих;

4) Правоохранительные органы.

 

В связи с этим возникает проблема подачи жалоб неограниченному кругу лиц по широкому диапазону поводов. Согласно ч. 1 ст. 28 КоАП РФ:

 

1) непосредственное обнаружение должностным лицом;

 

2) поступившие по подведомственности материалы;

 

3) сообщения физических и юридических лиц;

 

4) сообщения в СМИ;

 

5) заявления лиц, участвующих в деле о банкротстве5 .

10

По данным Росреестра, основные статьями, по которым привлекали к административной ответственности за 2018 год, стали ч. 3 и ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ. Это более 90% составленных протоколов об административном правонарушении7 . Доля удовлетворенных жалоб по ним составила 22%. Бланкетный характер данных норм приводит к обходу законодателем ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ об установлении административной ответственности только законом. По мнению начальника отдела по контролю и надзору в сфере саморегулируемых организаций Росреестра по Хабаровскому Краю, «диспозиция ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ носит слишком общий характер. Бланкетность данной нормы не позволяет разграничить составы правонарушений по тяжести их совершения. В связи с этим судам трудно определить вид и размер административного наказания»8. Это привело к тому, что нарушается принцип соразмерности наказания совершённому деянию. Суды отказывают в привлечении к ответственности, указывая на малозначительность деяния, либо суды дисквалифицируют арбитражного управляющего по ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ. Происходит большая дифференциация наказаний по регионам, судебная практика неоднозначна. Особую роль получила ст. 2.9 КоАП РФ о малозначительности деяния. Правоприменитель стал активно применять её в связи с негибкостью ст. 14.13 КоАП РФ. Особо активно к ней обращаются суды первой инстанции, апелляционные – значительно реже, кассационные – почти никогда. Перед правоприменителем стоит сложная, почти неразрешимая задача. Предположим, что арбитражный управляющий был привлечён к административной ответственности за правонарушение и оно не было признано малозначительным. Впоследствии он совершил аналогичное правонарушение и должен быть привлечен к административной ответственности, но единственно возможное наказание определённо является несоразмерным и чрезмерным9.Как поступить правоприменителю? Одним из основных нарушений по ст. 14.13 КоАП РФ со стороны арбитражных управляющих является нарушение сроков публикаций и порядка проведения собрания кредиторов.

11

Необходимо отметить историю принятия данной поправки в действующие законодательства:

 

1. 24 марта 2015 года Государственной думой был принят законопроект 723854-6 на шести страницах;

 

2. 21 декабря 2015 года на сайте Государственной думы был размещен уже 100-страничный законопроект, кардинально отличающийся от первоначального текста;

 

3. 22 декабря 2015 года законопроект был принят во втором чтении;

 

4. 23 декабря 2015 года законопроект был принят в третьем чтении;

 

5. 25 декабря 2015 года закон был одобрен Советом Федерации;

 

6. 29 декабря 2015 года закон был подписан Президентом РФ под номером 391-ФЗ от 29 декабря 2015 года.

 

Со дня публикации полного текста законопроекта до его подписания Президентом РФ прошло всего 9 дней, несмотря на то, что была кардинально изменена его концепция. По данным отчета секретариата Конституционного суда РФ о дефектах нормотворчества на основе решений КС РФ за 2013-2015 годы, значительная часть законодательных норм была признана впоследствии неконституционными или применяемыми неконституционно11. КС РФ говорит о том, что верховенство закона начинает препятствовать верховенству права. Норма ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ не применяется к правонарушениям, совершённым до вступления нормы в силу. Это нашло отражение в судебной практике (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2016 №18АП-8905/201612, Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.08.2016 №А24-1750/201613). Существуют различные подходы по поводу первого правонарушения. В практике есть подход,

ZbX4wIYLmc0.jpg

Киктенко Константин 

Студент юридического факультет имени М.М. Сперанского Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

Автор статьи

"НЕЗАВИСИМОСТЬ РОССИЙСКОГО СУДА И ОТДЕЛЬНЫХ СУДЕЙ В КОНТЕКСТЕ ТРЕБОВАНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА"

АННОТАЦИЯ: В преддверии проведения реформы вещного права в Гражданском кодексе РФ, автор данной статьи анализирует возможность применения презумпции субъективной добросовестности. Обращается внимание на правовую природу и мнение российских авторов по поводу этой категории. Обосновывается различие между добросовестностью в обязательственном и вещном праве. Анализируется судебная практика, посвящённая бремени доказывания добросовестного поведения.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: презумпция, добросовестность, вещное право, владение, пользование, приобретение

Annotation: In anticipation of the reform of property law in the Civil code of the Russian Federation, the author of this article analyzes the possibility of applying the presumption of subjective good faith. Attention is drawn to the legal nature and opinion of Russian authors on this category. The distinction between good faith in the law of obligations and property law is substantiated. The article analyzes the judicial practice devoted to the burden of proof of good faith behavior.

KEYWORDS: presumption, bona fide, right in rem, possession, disposal, acquisition.

Скачать работу 

1.  Страница сайта президентской комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов с информацией о составе участников // http://www.kremlin.ru/structure/commissions#institution-2

2.  См. стр. 50 доклада ГРЕКО по России от 18 окт. 2017 г.

3 https://pravo.ru/story/204155/

4.  https://base.garant.ru/3935429/

5.  Однако с 2010 года отменён возрастной ценз для главы КС РФ, а с 2012 года и для главы ВС РФ, что, по словам судьи КС РФ в отставке Т. Г. Морщаковой, стало ещё одной возможностью влиять на судей, см. https://ria.ru/20120510/645882699.html 2

6.   Имена судей и иная персональная информация по их требованию не указывается в исследовании в целях сохранности судейской карьеры интервьюируемых. Интервью были проведены 07.12.2018, 21.02.2019 и 15.03.2019 с судьями районных судов г. Москвы.

7.  Статья А. Гривцова старшего партнёра АБ «ЗКС» https://www.advgazeta.ru/mneniya/ pochemu-advokaty-ne-khotyat-idti-v-sudi-i-pochemu-v-sudi-ne-berut-advokatov/

8.  Интервью с С.А. Пашиным, профессором кафедры судебной власти НИУ ВШЭ https://zakon.ru/discussion/2019/4/25/kogda_vyhodcy_iz_karatelnoj_sistemy_ stanovyatsya_sudyami_oni_iskrenne_polagayut_chto_nakazyvat_-_nad

9.  Об этом, в частности, говорила и группа экспертов ГРЕКО (ГЭГ) в своём ежегодном докладе (см. раздел V) https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/ greco/greco2018.pdf

10.  Блог профессора Р.С. Бевзенко на Закон.ру «Грустная дата – три года без ВАС РФ»// https://zakon.ru/blog/2017/08/06/segodnya_grustnaya_data_-_tri_goda_bez_vas_ rf#comment_408581

11.  https://www.kommersant.ru/doc/2492041 7

15.  См. дело Кудешкина против Российской Федерации (ЕСПЧ). ЕСПЧ признал, что РФ нарушила право на самовыражение судьи Кудешкиной, и обязало РФ выплатить госпоже Кудешкиной компенсацию в размере 10.000 евро. Однако она была лишена судейского статуса, в должности не восстановлена.

16.  См. прим. 8

17.  Пословицы и поговорки русского народа / авт.-сост. Даль В. И. — М.: Эксмо-Пресс, 2000. Т.1, С. 189-192.

18.  Статья ИД «Коммерсант» «Король иска» о Ю.М. Лужкове // https://www. kommersant.ru/doc/876876 16 17 1

Gew3Nh5FlNQ_edited.png

Кирилина Алёна 

Студент 3 курса факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Автор статьи

"АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ КЛИНИК В РОССИИ"

АННОТАЦИЯ: В статье приводится сравнительная характеристика российских и иностранных юридических клиник, анализируется законодательное регулирование деятельности юридических клиник, обозреваются проблемы современных юридических клиник.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: юридическая клиника, юридическое клиническое образование, статус юридических клиник, бесплатная юридическая помощь, профессиональные стандарты.

 

ANNOTATION: The article presents the comparative characteristics of Russian and foreign legal clinics, analyzes the legislative regulation of legal clinics, examines the problems of modern legal clinics.

 

KEYWORDS: legal clinic, legal clinical education, status of legal clinics, pro bono legal aid, professional standards.

Скачать работу

1.  Лукьянова И. Н. Современное юридическое клиническое образование в России: достижения и перспективы // Юридическое образование и наука. 2015. N 2. С. 9

2.  Стандарты деятельности юридических киник при оказании бесплатной юридической помощи // АНО «Центр развития юридических клиник» URL: https://www. codolc.com/standards (дата обращения: 25.09.2019).

3.  АНО «Центр развития юридических клиник» URL: https://codolc.com/clinics/ (дата обращения: 25.09.2019).

4.  Профессиональные навыки юриста: опыт практического обучения. М.: Дело, 2001. Глава: Юридические клиники.

5.  Refugee Law Clinic Trier e.V. URL: https://rlc-trier.de/ (дата обращения: 10.10.2019).

6.  Willkommen bei der Refugee Law Clinic Munich URL: http://rlcm.de/ (дата обращения: 10.10.2019).

7.  University of Notre Dame The Law School URL: https://law.nd.edu/academics/ experiential-courses/clinics/ (дата обращения: 10.2019).

8.  Howard University School of Law URL: http://law.howard.edu/content/clinical-lawcenter (дата обращения: 10.10.2019).

9.  Lewis & Clark Law School URL: https://law.lclark.edu/clinics/ (дата обращения: 10.10.2019).

10.  What Is a Legal Clinic in Law School? // ThoughtCo URL: https://www.thoughtco.com/ what-is-a-legal-clinic-2154873 (дата обращения: 12.10.2019).

11.  Three Strikes Project // Stanford Law School URL: https://law.stanford.edu/stanfordjustice-advocacy-project/#slsnav-litigation-reform-education (дата обращения: 12.10.2019).

12.  Haydock, Roger S. (1983) «Clinical Legal Education: The History and Development of a Law Clinic», William Mitchell Law Review: Vol. 9: Iss. 1, Article 4.

13.  Black’s Law Dictionary, 8th Edition, «clinical legal studies,» St. Paul, Minn: West Publishing Co., 1999, p.271

14.  Профессиональные навыки юриста: опыт практического обучения. М.: Дело, 2001. С. 5

15.  Haydock, Roger S. (1983) «Clinical Legal Education: The History and Development of a Law Clinic», William Mitchell Law Review: Vol. 9: Iss. 1, Article 4.

16.  Профессиональные навыки юриста: опыт практического обучения. М.: Дело, 2001. Глава: Юридические клиники

Обычно стимулирование осуществляется посредством увеличения заработной платы сотрудников университета – кураторов юридической клиники за соответствующую деятельность в клинике. Однако далеко не все образовательные учреждения готовы оплачивать преподавателям, аспирантам часы работы в юридической клинике, поскольку статус юридической клиники в университете не позволяет этого сделать. Из вышесказанного вытекает еще одна проблема юридического практического образования в юридических клиниках – это статус юридической клиники в университете. Не все университеты готовы предоставлять юридическим клиникам статус своего структурного подразделения. В связи с этим часть юридических клиник, осуществляющих очные консультации, ведёт свою деятельность в рамках проектной работы либо дисциплины по выбору. Другая же часть юридических клиник осуществляет консультации заочным путем, а именно через формы онлайн-обращений граждан. Деятельность студентов в юридических клиниках никак не засчитывается потенциальным работодателем при устройстве на стажировку или на постоянное место работы по трудовому договору. Это связано с тем, что период работы студента в юридической клинике можно подтвердить только рекомендательным письмом от куратора или руководителя юридической клиники, в котором, как правило, не отображено количество отработанных часов, решённых дел, сложности эти дел и качества проработки позиций по данным делам.

17.  Приказ Минобрнауки России от 01.12.2016 N 1511 (ред. от 11.01.2018) «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по направлению подготовки 40.03.01 Юриспруденция (уровень бакалавриата)» (Зарегистрировано в Минюсте России 29.12.2016 N 45038)

18.  Профессиональные навыки юриста: опыт практического обучения. М.: Дело, 2001. Глава: Юридические клиники

Нормативно-правовые акты:

1) Федеральный закон от 21.11.2011 N 324-ФЗ (ред. от 26.07.2019) «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». 2) Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «О персональных данных».

3) Приказ Минобрнауки России от 01.12.2016 N 1511 (ред. от 11.01.2018) «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по направлению подготовки 40.03.01 Юриспруденция (уровень бакалавриата)» (Зарегистрировано в Минюсте России 29.12.2016 N 45038).

Специализированная литература на русском языке:

 

4) Лукьянова И.Н. Современное юридическое клиническое образование в России: достижения и перспективы // Юридическое образование и наука. 2015. N 2. С. 9.

5) Профессиональные навыки юриста: опыт практического обучения. М.: Дело, 2001. С. 416.

 

Специализированная литература на иностранных языках:

 

1) Black’s Law Dictionary, 8th Edition, «clinical legal studies,» St. Paul, Minn: West Publishing Co., 1999, p.271.

2) Haydock, Roger S. (1983) «Clinical Legal Education: The History and Development of a Law Clinic», William Mitchell Law Review: Vol. 9: Iss. 1, Article 4.

Иные источники:

 

1) АНО «Центр развития юридических клиник» URL: https://codolc.com/clinics/ (дата обращения: 25.09.2019).

2) Стандарты деятельности юридических киник при оказании бесплатной юридической помощи // АНО «Центр развития юридических клиник» URL: https://www.codolc.com/standards (дата обращения: 25.09.2019).

3) Howard University School of Law URL: http:// law.howard.edu/content/clinical-law-center (дата обращения: 10.10.2019).

4) Lewis & Clark Law School URL: https://law.lclark.edu/ clinics/ (дата обращения: 10.10.2019).

5) Refugee Law Clinic Trier e.V. URL: https://rlc-trier.de/ (дата обращения: 10.10.2019).

6) Three Strikes Project // Stanford Law School URL: https://law.stanford.edu/stanford-justice-advocacyproject/#slsnav-litigation-reform-education (дата обращения: 12.10.2019).

7) University of Notre Dame The Law School URL: https:// law.nd.edu/academics/experiential-courses/clinics/ (дата обращения: 10.10.2019).

8) What Is a Legal Clinic in Law School? // ThoughtCo URL: https://www.thoughtco.com/what-is-a-legalclinic-2154873 (дата обращения: 12.10.2019).

 9) Willkommen bei der Refugee Law Clinic Munich URL: http://rlcm.de/ (дата обращения: 10.10.2019).

Езюков Виктор 

Студент юридического факультет имени М. М. Сперанского Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. 

Автор статьи 

"АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО"

АННОТАЦИЯ: Актуальность проблемы заключается в снижении эффективности процедуры банкротства на протяжении нескольких лет, с увеличением административной ответственности арбитражного управляющего. В работе исследованы особенности административной ответственности арбитражных управляющих. Рассмотрены основные проблемы института арбитражного управляющего. В статье исследована проблема дисквалификации арбитражных управляющих путём применения нормы ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ. В ходе работы сделан вывод о необходимости ввести ряд поправок в законодательство с целью повышения эффективности института банкротства.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: банкротство, административное правонарушение, арбитражный управляющий, дисквалификация.

 

ANNOTATION: The importance of problem has been including reducing efficiency and increasing administrative responsibility for several years. The work explored administrative responsibility’s features of bankruptcy commissioner. Bankruptcy commissioner institute’s main problems are considered. Bankruptcy commissioner’s disqualification’s problem is explored in the article with applying the rule’s part 3.1, article 14.13 of Russian Federation’s Kode of Administrative Offences. In the course of the work is made the conclusion that it is necessary to hold a number of amendments to the legislation to increase bankruptcy institute’s efficiency.

 

KEYWORDS: bankruptcy, administrative offense, bankruptcy commissioner, disqualification.

Скачать работу 

1. Сведения об административной практике Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии в сфере контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций и по участию в собраниях кредиторов, в арбитражном процессе по делу о банкротстве за 2018 год. URL: https://rosreestr.ru/site/openservice/statistika-i-analitika/statisticheskaya-otchetnost/ (дата обращения 07.09.2019)

2.  Статистический бюллетень 2018 ЕФРСБ от 30.06.2018 URL: http://www.rssoau.ru/Files/Uploaded/54.PDF ( дата обращения 07.09.2019)

3.  Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ (ред. от 03.07.2019) // СПС Консультант

4.  Александр Овчинников “Количество жалоб на арбитражных управляющих растет: в чем причины и есть ли выход?”// ЭЖ- Юрист URL: https://www.eg-online.ru/ article/400171/ (дата обращения 07.09.2019)

5.  «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 02.08.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2019) // СПС Консультант

6.  п.2 Особого мнения судьи КС РФ А.Н Кокотова к Постановлению КС РФ от 17.01.2013 №1 // СЗ РФ. 2013. №4 ст.304

7.  Сведения об административной практике Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии в сфере контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций и по участию в собраниях кредиторов, в арбитражном процессе по делу о банкротстве за 2018 год. URL: https://rosreestr.ru/site/openservice/statistika-i-analitika/statisticheskaya-otchetnost/ ( дата обращения 07.09.2019)

8. Горб Е.Е Симорот С.Ю Реализация Росреестром административно-правовых полномочий в отношении арбитражных управляющих // Журнал Власть и управление на Востоке России – 2012 - №1(58) – с. 205-210

9. Винницкий А.В. «Административная ответственность арбитражных управляющих: динамика и практика применения новых норм КоАП РФ» // Административное и муниципальное право. – 2017. – № 12. – с. 11 - 25

9.  Доценко Максим Валерьевич “ Заключение по результатам исследования судебной практики применения к арбитражным управляющим санкции в виде дисквалификации за период с 2014 по 1 квартал 2017 года” // ОРПАУ URL: https://yadi.sk/i/ GkFIOhlU3KYP6H (дата обращения 07.09.2019)

10.  Конституционно-правовые аспекты совершенствования нормотворческой деятельности (на основе решений Конституционного Суда Российской Федерации 2013–2015 годов) URL: http://ksrf.ru/ru/Info/Maintenance/Informationks/Pages/ AspectsKS_2015.aspx (дата обращения 07.09.2019)

11.  Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.01.2019 N 18АП-16658/2018 по делу N А07-3423/2016 Требование: об отмене определения об отказе в удовлетворении заявления об исключении требований из реестра требований кредиторов. // СПС Консультант

12.  Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 14 марта 2016 г. N 05АП-1119/16

13.  URL: http://base.garant.ru/61209662/#ixzz5zDuJdKe7 (дата обращения 07.09.2019)

12

где первое правонарушение по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ должно быть совершено в период действия новой редакции, т. е. правонарушение должно быть совершено после 31 декабря 2015 года. Основным доводом в подтверждение данной позиции может служить то, что, совершая первое правонарушение до 31 декабря 2015 года, лицо не могло знать о том, что в дальнейшем, в связи с изменением законодательства, и его применение к лицам, совершившим первое нарушение до 31 декабря 2015, будет являться обратной силой закона. И она, к тому же, ухудшает положение лица. В данной позиции первое правонарушение является неразрывно связанным с элементом повторного правонарушения. Этот подход особенно популярен у арбитражных управляющих, так как он очевидно улучшает их положение. Подход нашёл отражение в решении Арбитражного суда Республики Башкортостан от 24.06.2016 по делу А07-10001/201614. В судебной практике также распространён и второй подход, согласно ему первое правонарушение, на основе которого в дальнейшем делаются выводы, может быть совершено и до 31 декабря 2015 года, т. е. в период действия старой редакции КоАП РФ. Сторонники данного подхода опираются на положения КоАП РФ, которые устанавливают критерии повторности. В критериях изложено, что правонарушение должно быть однородно и факт его совершения должен быть установлен в течение срока для привлечения к ответственности. Повторность уже выступает квалифицированным признаком правонарушения, следовательно, данный признак имеет отношение только к вновь совершённому правонарушению. Из этого следует вывод о том, что ранее совершённое правонарушение не является элементом вновь совершаемого деяния.

 Данный подход нашёл отражение в постановлении Арбитражного суда Восточного-Сибирского округа от 14.06.2017 по делу номер А33-25084/201615. Правильное квалифицирование совершённого правонарушения особо важно на практике. Ведь если Управление Росреестра неправильно квалифицировало правонарушение в протоколе и в последующем обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении к административной ответственности по ч. 3 при наличии признаков ч. 3.1, то суд откажет в привлечении к ответственности даже при наличии формально установленной объективной стороны правонарушения16. Суд не может самостоятельно переквалифицировать статью, так как это приведёт к ухудшению положения лица, о чём говорит п. 20 Постановления Верховного Суда РФ №5 от 24.03.2005 года (в ред. 19.12.2013)17. Это подтверждает многочисленная судебная практика, например постановлением Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2017 по делу №А10-5017/201618 или решением Арбитражного суда Красноярска от 16.11.2016 по делу №А33-19043/201619.

 

Данные тематического анализа по упоминанию административных дел, возбуждённых по дисквалификации против арбитражных управляющих за 2017 год:

 

1. Нарушение порядка работы с ЕФРСБ – около 30% дел;

 

2. Нарушение порядка опубликования в газете “КоммерсантЪ” – 4%;

14.  Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан, дело № А07-10001/2016 URL: https://sudact.ru/arbitral/doc/qnJuEMj1kioK/ (дата обращения 07.09.2019)

15.  Определение Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11 октября 2017 г. по делу № А33-25084/2016 URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/oOg8QyNubJ15/ (дата обращения 07.09.2019)

16.  Старков К. И. « О некоторых вопросах применения ч.3.1 и ч.3 ст.14.13 КоАП РФ” // Глаголъ Правосудия – 2017 - №2(14) – с. 93-96

17.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 (ред. от 19.12.2013) «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС Консультант

18.  Решение Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2016 года, дело № А10-5017/2016 URL: https://sudact.ru/arbitral/doc/SRzfma8neLZD/ (дата обращения 08.09.2019)

19.  Резолютивная часть решения Арбитражного суда Красноярска от 9 ноября 2016 г. по делу № А33-19043/2016 URL: https://sudact.ru/arbitral/doc/1Im7heHk2Mmu/ (дата обращения 08.09.2019)

13

3. Претензия к форме и содержанию отчетов арбитражного управляющего – 10,1%;

 

4. Нарушение порядка проведения собрания кредиторов, предоставление отчетов суду – 33,3%;

 

5. Нарушения, связанные с непроведением либо ненадлежащим проведением мероприятий по пополнению конкурсной массы – 10,1%;

 

6. Нарушения, связанные с порядком нарушения распределения конкурсной массы – 12,12%20.

Если проанализировать правонарушения, за которыми последовала дисквалификация арбитражного управляющего, то 70% из них не привели к существенным и значимым нарушениям прав участников процесса банкротства. Можно говорить о том, что дисквалификация арбитражных управляющих становится формальной.

Все вышесказанное дает нам возможность сделать следующие выводы:

 

1) Усиление административной ответственности арбитражных управляющих привело к тому, что физическим лицам сложно найти арбитражного управляющего на процедуру, многие арбитражные управляющие просто не работают с физическими лицами в связи с тем, что это невыгодно;

 

2) Ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ, наоборот, привела к снижению уровня правовой превенции. Ведь за нарушения различной степени следует одна санкция. Теряется стимул к снижению количества правонарушений, допущенных арбитражным управляющим, а также к снижению степени причинённого вреда;

3) В административном праве происходит коллизия 2 основных принципов административного процесса. Суды вынуждены выбирать между принципом неотвратимости наказания и принципом справедливости (соразмерности). Либо дисквалифицируя арбитражных управляющих за незначительные ошибки, либо освобождая их от ответственности. Зачастую более справедливым наказанием был бы административный штраф. Поэтому необходимо сделать норму альтернативно-определённой;

 

4) Необходимо ограничить круг лиц, способных подавать жалобы по делу о банкротстве. На текущий момент правовая неопределённость мешает работе арбитражного управляющего. Около ¾ своего времени управляющий тратит на работу с отчётностью и лишь ¼ времени на работу с конкурсной массой. Основной заботой контролирующих органов сейчас является отчётность, а не экономическая эффективность;

 

5) Необходимы отказ от бланкетной конструкции норм и создание системы составов с дифференциацией правонарушения;

 

6) Необходимо перенести часть административных составов с подведомственности арбитражных судов на подведомственность соответствующих надзорных и контролирующих органов, предоставить Росреестру полномочие принимать решение о малозначительности деяния. Это позволит разгрузить арбитражные суды.

20.  Доценко М. В. “ Заключение по результатам исследования судебной практики применения к арбитражным управляющим санкции в виде дисквалификации за период с 2014 по 1 квартал 2017 года ” // ОРПАУ URL: https://yadi.sk/i/GkFIOhlU3KYP6H (дата обращения 08.09.2019)

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1) Старков К. И. О некоторых вопросах применения ч.3.1 и ч.3 ст.14.13 КоАП РФ. // Глаголъ Правосудия, 2017. – №2(14). – С. 93–96.

2) Винницкий А. В. Административная ответственность арбитражных управляющих: динамика и практика применения новых норм КоАП РФ. // Административное и муниципальное право, 2017. – № 12. – С. 11–25.

3) Горб Е. Е. Симорот С. Ю. Реализация Росреестром административно-правовых полномочий в отношении арбитражных управляющих. // Журнал Власть и управление на Востоке России, 2012. – №1(58). – С. 205–210.

4) Александр Овчинников. Количество жалоб на арбитражных управляющих растет: в чем причины и есть ли выход? // ЭЖ- Юрист URL: https://www.eg-online.ru/article/400171/ (дата обращения 07.09.2019).

5) Доценко М. В. Заключение по результатам исследования судебной практики применения к арбитражным управляющим санкции в виде дисквалификации за период с 2014 по 1 квартал 2017 года. // ОРПАУ URL: https://yadi.sk/i/GkFIOhlU3KYP6H (дата обращения 07.09.2019).

14

rL_n6bPpKPc.jpg

Нуждаева Валерия 

Студент Юридического факультета им. М. М. Сперанского Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

Автор статьи

"ЗАЩИТА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАВОВОЙ АСПЕКТЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СТАТУСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО"

АННОТАЦИЯ: в статье обосновывается необходимость совершенствования норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих статус подозреваемого. Важность приведения норм УПК РФ в соответствии с конституционным принципом права на защиту лица, преследуемого в уголовно-процессуальном порядке от незаконного и необоснованного обвинения, усиления конституционных гарантий права граждан на получение квалифицированной юридической помощи обусловлена отсутствием чёткой правовой регламентации статуса подозреваемого на начальных этапах досудебного производства. Предлагаемые изменения процессуального статуса подозреваемого будут способствовать снижению числа нарушений прав подозреваемого в уголовном процессе и обеспечению реализации конституционного принципа презумпции невиновности. В частности, предлагается распространить норму ст. 223.1 УПК на обе формы предварительного расследования, что позволит усовершенствовать механизм обеспечения прав подозреваемого в рамках всего предварительного расследования, с учётом как частных, так и публичных интересов.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: подозреваемый, процессуальный статус, уголовный процесс, презумпция невиновности, возбуждение уголовного дела, предварительное расследование, следствие, дознание.

 

ANNOTATION: The article substantiates the need to improve the norms of criminal procedure legislation governing the status of a suspect. The importance of bringing the norms of the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation in accordance with the constitutional principle of the right to protect a person prosecuted in a criminal procedure from unlawful and unjustified charges, strengthening constitutional guarantees of the right of citizens to receive qualified legal assistance is due to the lack of a clear legal regulation of the status of a suspect at the initial stages of pretrial proceedings. The proposed changes in the procedural status of the suspect will help reduce the number of violations of the rights of the suspect in the criminal process and ensure the implementation of the constitutional principle of the presumption of innocence. In particular, it is proposed to extend the norm of Art. 223.1 of the Code of Criminal Procedure on both forms of preliminary investigation, which will improve the mechanism for ensuring the rights of the suspect in the framework of the entire preliminary investigation, taking into account both private and public interests.

 

KEYWORDS: suspect, procedural status, criminal process, presumption of innocence, criminal case preliminary investigation, investigation, inquiry.

Скачать работу 

Право на защиту принадлежит подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления, оно является неотъемлемой частью справедливого, объективного и состязательного уголовного правосудия. Согласно ст. 45 Конституции РФ, «государственная защита прав и свобод человека и гражданина в РФ гарантируется, и каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом». Кроме того, в ст. 48 Конституции РФ гарантировано право граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Так, «каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения» (ст. 48 Конституции РФ). Конституционные гарантии права на защиту детализированы в нормах уголовно-процессуального закона, в частности согласно ч. 1 ст. 6 УПК РФ, уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод. В то же время нельзя не отметить отсутствие чёткой регламентации процессуального статуса преследуемого лица на отдельных этапах досудебного судопроизводства. Несовершенство норм уголовно-процессуального законодательства есть проявление отечественной уголовно-процессуальной политики, которая в настоящее время характеризуется крайней нестабильностью, отсутствием чёткой траектории развития, постоянными колебаниями между защитой прав человека и необходимостью борьбы с преступностью. Поэтому принципиально важной целью является соблюдение баланса между публичными и частными интересами. По своему процессуальному положению подозреваемый (как и обвиняемый), будучи лицом, подвергнутым уголовному преследованию, субъектом в отношении которого могут применяться меры уголовно-процессуального принуждения, а в случаях злоупотреблений со стороны должностных лиц правоохранительных органов, и определенному давлению, вправе давать показания, которые являются отдельным источником доказательств. Решение о признании лица подозреваемым в совершении преступления напрямую затрагивает его конституционные права и свободы. Поэтому принятие процессуальных решений в отношении подозреваемого возможно 

15

НЕСОВЕРШЕНСТВО НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ЕСТЬ ПРОЯВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ УГОЛОВНО - ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ, КОТОРАЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ХАРАКТЕРИЗУЕТСЯ КРАЙНЕЙ НЕСТАБИЛЬНОСТЬЮ, ОТСУТСТВИЕМ ЧЕТКОЙ ТРАЕКТОРИИ РАЗВИТИЯ, ПОСТОЯННЫМИ КОЛЕБАНИЯМИ МЕЖДУ ЗАЩИТОЙ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И НЕОБХОДИМОСТЬЮ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

только при наличии достаточных фактических данных, подтверждающих подозрение в совершении преступного деяния. Сведения, полученные в отдельно взятых случаях непроцессуальным путем, отражаются в уголовном деле, а до его возбуждения - в материалах доследственной проверки. Подозреваемое в совершении преступления лицо в ряде случаев подвергается фактическому задержанию именно на стадии возбуждения уголовного дела. А. В. Васильев отмечает, что уголовно-процессуальный закон должен содержать такие нормы, которые смогли бы обеспечить в данной стадии уголовного процесса право подозреваемого на получение квалифицированной юридической помощи [1, с. 12]. Статья 16 УПК РФ содержит положение, согласно которому суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому его права и обеспечивают ему возможность защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами. Указанное правоположение соответствует ч. 2 ст. 45 Конституции РФ и определяет статус подозреваемого как лица, считающегося невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке. Постановление о возбуждении уголовного дела определяет процессуальный статус подозреваемого и, следовательно, допускает применение в его отношении мер уголовно-процессуального принуждения, законность и обоснованность применения которых может быть обжалована подозреваемым и его защитником в установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке. Требования к процессуальной форме постановления о возбуждении уголовного дела, установленные УПК РФ, включают условия, предусмотренные ст. 146 УПК, т. е. повод и основание для возбуждения уголовного дела.

УПК предусматривает четыре самостоятельных повода для возбуждения дела (заявление о преступлении, явка с повинной, сообщение о совершённом или готовящемся преступлении из иных источников и постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании). Вид источника информации о совершённом или готовящемся преступлении не предопределяет возбуждение уголовного дела, поскольку в ходе доследственной проверки, осуществляемой уполномоченными государственными органами, должны быть установлены достаточные данные, свидетельствующие о совершении преступления. Поэтому представляется наиболее верным обозначать данный юридический факт как причину производства уголовно-процессуальной деятельности по установлению основания для возбуждения уголовного дела [2, с. 492-493]. Информация, содержащаяся в поводе, учитывается при решении вопроса о возбуждении уголовного дела и при наделении лица уголовно-процессуальным статусом подозреваемого. С максимальной результативностью реализовать своё право на защиту подозреваемый может только с участием профессионального защитника. В ч. 3 ст. 49 УПК РФ изложен перечень моментов, с наступлением которых связано начало участия защитника в уголовном процессе, который может осуществлять свои полномочия на основании соглашения или же по назначению уполномоченными органами. Самостоятельный выбор подозреваемым защитника или делегирование этого права родственникам с согласия подозреваемого - важная гарантия реализации подозреваемым права на защиту. В соответствии со ст. 96 УПК РФ, лицо, подозреваемое в совершении преступления в кратчайший срок,

16

но не позднее 3 часов с момента его доставления в следственный орган, имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления родственников или близких лиц о своём задержании или месте нахождения. Об этом делается соответствующая отметка в протоколе задержания. Однако этой же статьей предусматривается возможность сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания. В таком случае уведомление по мотивированному представлению следователя (дознавателя) с согласия прокурора не производится. Данная норма делает несколько иллюзорным право подозреваемого возлагать выбор защитника на указанных им же лиц. Представляется, что условие, обозначенное как «в интересах предварительного расследования» допускает возможность злоупотребления со стороны должностных лиц. Поэтому предлагается оформлять данное решение компетентных органов соответствующим постановлением, в котором должно присутствовать подробное обоснование применения такой меры и срок. Также недопустимо распространять данное ограничение на уведомление защитника. В случае невозможности явки защитника по соглашению, дознаватель (следователь) вправе предложить подозреваемому пригласить другого защитника либо обеспечить возможность участия защитника посредством юридической консультации. Подозреваемый вправе отказаться от защитника только по собственной инициативе. Данный факт должен фигурировать в соответствующих протоколах либо ходатайствах (заявлениях) подозреваемого. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. № 9 содержит отметку о том, что «такой отказ не должен быть вынужденным и может быть принят лишь при наличии реальной возможности участия защитника в деле»1 . Таким образом, в протоколе задержания лица по подозрению в совершении преступления должно быть чётко отражено желание лица

иметь или не иметь защитника, а также соответствующие мотивы [3]. При этом важно учитывать положения об обязательном наличии защитника в деле (ст. 51 УПК РФ). Невозможность участия в деле конкретного защитника обязывает дознавателя (следователя) принять меры по его назначению в течение 24 часов (ч. 4 ст. 50 УПК РФ). Важно заметить, что данный срок равен сроку для производства допроса подозреваемого после задержания в случае согласия лица на производство такого процессуального действия (ч. 2 ст. 46 УПК РФ). Следовательно, если ожидать явки выбранного подозреваемым защитника, то допрос может заведомо производиться с нарушением действующего законодательства [4, с. 141-144]. УПК РФ и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» даёт право подозреваемому встречаться с защитником до первоначального допроса. Субъект, осуществляющий следствие (дознание) не должен препятствовать реализации данного права. В научной литературе ведутся дискуссии о возможности подозреваемого требовать предоставления конкретного адвоката по назначению. Представители одной из точек зрения утверждают, что подозреваемый такого права не имеет [5, с. 4]. Согласно другой точке зрения, следователь, дознаватель или суд по просьбе подозреваемого обязаны обратиться в адвокатскую палату субъекта РФ и требовать назначения конкретного защитника [6, с. 4]. Вопреки этому, Пленум Верховного Суда РФ указал, что «закон не предусматривает права обвиняемого выбирать конкретного адвоката, который должен быть назначен для осуществления его защиты»2. Представляется, что причиной такого решения служит необходимость в ходе реализации права обвиняемого на защиту получения квалифицированной юридической помощи (а не участие конкретного защитника). Ещё одним условием полноценной реализации права подозреваемого на защиту является про

17

САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ВЫБОР ПОДОЗРЕВАЕМЫМ ЗАЩИТНИКА ИЛИ ДЕЛЕГИРОВАНИЕ ЭТОГО ПРАВА РОДСТВЕННИКАМ С СОГЛАСИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО - ВАЖНАЯ ГАРАНТИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ПОДОЗРЕВАЕМЫМ ПРАВА НА ЗАЩИТУ

цедура уведомления о подозрении в совершении преступления. Согласно ст. 223.1 УПК РФ, в случае если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления. Его копию он вручает подозреваемому и разъясняет ему права подозреваемого, предусмотренные статьей 46 УПК РФ, о чём составляется протокол с отметкой о вручении копии уведомления. Таким образом, данная норма позволяет на самых ранних этапах судопроизводства

определить статус подозреваемого, обеспечив ему возможность защищаться от уголовного преследования и гарантии, предусмотренные УПК РФ. Также лицу разъясняются права подозреваемого, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, и предоставляется срок до трёх суток для допроса с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления. Уведомление о подозрении в совершении преступления выступает одним из основных процессуальных документов, определяющих статус вовлекаемого в судопроизводство субъекта. Следовательно, обязательность его вынесения не должна зависеть от формы предварительного расследования. Однако по уголовным делам, находящимся в производстве органов следствия, такая процедура не предусматривается. Лицо обретает статус подозреваемого по делам, возбуждённым по факту совершения преступления, в ходе допроса такого лица в качестве подозреваемого, либо в случае задержания лица по подозрению в совершении преступления, или избрания в отношении такого лица меры уголовно-процессуального принуждения. Такимобразом, процессуальное утверждение статуса подозреваемого путем направления ему соответствующего уведомления в процессе осуществления предварительного следствия позволило бы исключить неопределённость правового положения преследуемых в уголовно-процессуальном порядке лиц.

18

ВАЖНОСТЬ ЧЕТКОЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СТАТУСА ЛИЦА, ПОДОЗРЕВАЕМОГО В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ИЛИ ПОДОЗРЕВАЕМОГО В МАТЕРИАЛЬНОМ СМЫСЛЕ (НЕ ПРИЗНАННЫМ ПО ФОРМАЛЬНОМУ ОСНОВАНИЮ - СТ. 46 УПК РФ), СВЯЗАНА С НЕОБХОДИМОСТЬЮ ЕГО ЗАЩИТЫ ОТ ФАКТИЧЕСКИ ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЙ ОБВИНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Некоторые авторы отождествляют процедуры уведомления о подозрении в совершении преступления и предъявления обвинения. По мнению Б. Т. Безлепкина, уведомление, как процессуальный документ, по всем существенным формальным признакам является аналогом постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а процедура уведомления — явный аналог процедуры предъявления обвинения на предварительном следствии [7, с. 205]. С подобным утверждением вряд ли следует согласиться. Подозреваемым лицо может быть только до момента изменения его процессуального статуса или приостановления (прекращения) преследования. Приобретение статуса обвиняемого обусловлено вынесением в отношении лица постановления о привлечении в качестве обвиняемого (предъявлением обвинения). Основанием для привлечения в качестве обвиняемого является наличие достаточных доказательств (ч. 1 ст. 171 УПК РФ). На этапе предъявления обвинения следствие обладает определённым объёмом фактических данных, свидетельствующих о виновности лица в совершении инкриминируемого ему преступного деяния. Таким образом, первоначальное подозрение в совершении преступного деяния конкретным лицом логично  

 перерастает в уголовное преследование последнего по обвинению в совершении преступления.Субъективное подозрение должностного лица, осуществляющего производство по делу, может возникнуть в отношении любого лица, причастного к совершённому деянию. УПК РФ предусматривает случаи, когда только на этом основании возможно совершение определённых процессуальных действий, ограничивающих конституционные права граждан.Так, ст. 182 УПК РФ регламентирует возможность производства обыска, обусловленного наличием «достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы, ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела». Важность чёткой законодательной регламентации процессуального статуса лица, подозреваемого в совершении преступления или подозреваемого в материальном смысле (не признанным по формальному основанию - ст. 46 УПК РФ), связана с необходимостью его защиты от фактически осуществляемой обвинительной деятельности. Предъявление обвинения является обязательным этапом предварительного следствия. Привлечение лица в качестве обвиняемого выступает гарантией права обвиняемого на защиту, поскольку позволяет обвиняемому узнать, в чём он обвиняется, получить мотивированные устные и письменные (копию постановления) официальные разъяснения следователя с указанием обстоятельств дела, полноценной квалификации деяния. Также это позволяет обвиняемому давать показания по предъявленному обвинению, защищаться от обвинения иными средствами и способами, не запрещёнными законом [8, с. 734]. Так, М. С. Строгович отмечал: «Право обвиняемого на защиту есть основа всех процессуальных прав, предоставляемых законом обвиняемому, интегрированное выражение этих прав» [9, с. 17]. До момента привлечения лица в качестве обви

19

няемого фабула обвинения в полном объеме не оглашена стороне защиты, как и основанная на достаточном объеме доказательств уголовно-правовая квалификация совершённого деяния, что вызывает существенные затруднения в реализации потенциальным обвиняемым права на защиту. В ходе дознания процедура привлечения в качестве обвиняемого до вынесения обвинительного акта допускается только в случае, предусмотренном ч. 3 ст. 224 УПК РФ. В рамках производства дознания в сокращённой форме достаточный объем доказательств для вывода о совершении преступления подозреваемым служит основанием для составления дознавателем обвинительного постановления в соответствии с требованиями ст. 226.7 УПК РФ [10, с. 66]. Следовательно, рассматриваемый участник процесса появляется с момента вынесения обвинительного акта или постановления (ч. 1 ст. 47 УПК РФ) [11, с. 78-84]. Таким образом, процедура привлечения лица в качестве обвиняемого предоставляет возможность обвиняемому использовать в полном объеме предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством средства защиты от незаконного и необоснованного преследования, а также представляет собой гарантию со

блюдения публичного интереса в обеспечении естественного хода расследования, в том числе и путём ограничения конституционных прав обвиняемого (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, ст. 6, 16 УПК РФ). Законодательная регламентация принципов состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве подразумевает обеспечение права подозреваемого, обвиняемого на отстаивание своей позиции наравне с участниками со стороны обвинения. Однако на практике возникает неизбежное процессуальное и фактическое неравенство сторон в уголовном процессе. Некоторые процессуальные полномочия, которыми обладают участники со стороны обвинения, отсутствуют у защиты. К примеру, сложно представить, как названные участники процесса, не обладая властными полномочиями, могут осуществлять обыск жилища в целях обнаружения и изъятия доказательств, легально прослушивать телефонные и иные переговоры, изымать почтово-телеграфную корреспонденцию, осуществлять оперативно-розыскные мероприятия и т. п. Поэтому полноценная реализация подозреваемым права на защиту возможна только при наличии процессуальных гарантий, установленных законом

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1) Васильев А. В. Следственная тактика. М.: Юридическая литература. 1976. – 17 с.

2) Уголовный процесс. Проблемные лекции. / Под ред. В. Т. Томина, И. А. Зинченко, - М.: Издательство Юрайт, 2013. – 799 с.

3) Березина Е. С. Задержание подозреваемого как институт уголовного судопроизводства: монография. Воронеж: Воронежский институт МВД России. 2011. – 133 с.

4) Наумов М. В. Право подозреваемого на защиту: правовые пробелы в механизме его реализации. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики (входит в перечень ВАК). Тамбов: Грамота, 2014. № 3. Ч. 2. – C. 141–144.

5) Королев А. Выбор без выбора? // Новая адвокатская газета. 2015 №19 (204). – С. 4–8.

6) Фурлет С. Гарантии независимости адвокатов. // Новая адвокатская газета. 2015. №16 (201). – С. 4–6.

7) Безлепкин Б. Т. Краткое пособие для следователя и дознавателя. // Проспект. 2011. С. 205. – 153 с.

8) Курс уголовного процесса. / Под ред. д.ю.н., проф. Л. В. Головко. – 2-е изд., испр. – М.: Статут, 2017. – 1280 с.

9) Строгович М. С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. - М.,1984. – 143 с.

10) Афанасьев В. С. Сергеев Л. А. Рассмотрение сообщений о преступлениях. М., 1972. – 104 с.

11) Ларин А. М. Структура института возбуждения уголовного дела. // Советское государство и право. 1978. №5. – С. 78–84.

20

lI4fo4zAL4s.jpg

Бикситова Жанна Алексеевна

Научный руководитель

Кандидат юридических наук, доцент кафедры административного и налогового права юридического факультета им. М. М. Сперанского Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Соавтор статьи 

"ОСОБЕННОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ НАЛОГОВЫХ СПОРОВ В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПОРЯДКЕ"

Tnd1InboBMQ_edited.jpg

Кабулдинова Хамида

Студент юридического факультета им. М. М. Сперанского Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. 

Соавтор статьи 

"ОСОБЕННОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ НАЛОГОВЫХ СПОРОВ В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПОРЯДКЕ"

ZbX4wIYLmc0.jpg

Киктенко Константин 

Студент юридического факультет имени М.М. Сперанского Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

Соавтор статьи 

"ОСОБЕННОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ НАЛОГОВЫХ СПОРОВ В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПОРЯДКЕ"

АННОТАЦИЯ: статья посвящена вопросам разрешения налоговых споров в досудебном порядке. Авторы приводят актуальную судебную практику, статистику и примеры, подтверждающие преимущества разрешения налоговых споров в административном порядке, а также те трудности, с которыми может столкнуться налогоплательщик.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: налоговый спор, административный порядок, налоговые правоотношения, налоговые правонарушения, налоговая ответственность.

 

Annotation: The article is devoted to the issues of resolution of tax disputes in the pre-trial order. The authors provide relevant jurisprudence, statistics and examples, confirming the advantages of resolving tax disputes in an administrative order, as well as the difficulties that a taxpayer may encounter.

 

KEYWORDS: tax dispute, administrative procedure, tax legal relations, tax offenses, tax liability.

Скачать работу 

Налоговое право является динамично развивающейся отраслью права. Это объясняется, прежде всего, практической значимостью проблем налогового законодательства для экономики государства в целом. Ведь от эффективности налоговых реформ напрямую зависит уровень жизни и благосостояния населения страны. Если обратиться к анализу налогового законодательства, можно отметить его сложность, местами противоречивость, а также наличие пробелов и нечётких формулировок. Это в свою очередь побуждает специалистов в области налогового права всё чаще проводить исследования в данной сфере, судебные и административные органы - систематизировать и обобщать сложившуюся практику, законодателя - реформировать нормы налогового кодекса, устранять пробелы в налоговом законодательстве.Сегодня одной из самых актуальных проблем в области налогового права является разрешение налоговых споров в административном порядке. Президент РФ В. В. Путин также акцентировал внимание гостей ПМЭФ-2019 на важности налоговых инструментов: «Как будет строиться сотрудничество государства и крупных компаний? В рамках соглашения о партнёрстве компании инвестируют в научно-исследовательскую работу, в развитие центров компетенции, в поддержку стартапов, в подготовку научных, управленческих, инженерных кадров и привлечение специалистов из-за рубежа.

20

В свою очередь государство возьмёт на себя обязательство обеспечить финансовые и налоговые инструменты поддержки, стимулировать спрос на отечественную высокотехнологичную продукцию, в том числе через государственные закупки, то есть рынок надо обеспечить. Будем над этим работать. Может быть, и китайские друзья наши чего-нибудь прикупят побольше из этих новых наших предложений и товаров». Предметом настоящего исследования являются правовые нормы, регулирующие административный порядок разрешения налоговых конфликтов. Объектом данной работы являются налоговые и административные правоотношения, которые складываются в досудебном порядке разрешения споров. Цель работы – выявление актуальных проблем, возникающих при разрешении налоговых споров в административном порядке.

 

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

 

1) Рассмотреть понятие, сущность налогового спора;

 

2) Выявить преимущества разрешения налоговых конфликтов в административном порядке;

3) Выделить виды административного обжалования;

 

4) Подобрать и проанализировать релевантную судебную практику по указанной тематике;

 

5) Выявить актуальные проблемы досудебного урегулирования налоговых споров, где одной из сторон являются представители бизнес сообщества.

В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ОТСУТСТВУЕТ ЛЕГА ЛЬНОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «НА ЛОГОВЫЙ СПОР». В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ДАННЫЙ ТЕРМИН УПОТРЕБЛЯЕТСЯ ЛИШЬ ЭПИЗОДИЧЕСКИ

Налоговые споры по праву можно назвать одной из самых распространённых и сложнейших категорий дел, которые рассматриваются как в судебном, так и в административном порядке. Как отмечает М. В. Карасева, конфликтность налоговых отношений проистекает из существования объективного противоречия в этих отношениях. Здесь интерес частного субъекта к увеличению и самостоятельному распоряжению своей собственностью находится в противоречии с объективной необходимостью её отчуждения на «общие нужды». Налогоплательщики стараются по минимуму заплатить налоги и по максимуму воспользоваться льготами, а налоговые органы, наоборот, нацелены на то, чтобы, осуществив контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах и выявив нарушения, взыскать все недоимки,пени и штрафы в бюджетную систему Российской Федерации1 . В настоящее время отсутствует легальное закрепление понятия «налоговый спор». В законодательстве данный термин употребляется лишь эпизодически.

1.  Карасева М.В. Бюджетное и налоговое право России: Политический аспект / М. В. Карасева. – М.: Юристъ, 2003.

21

Споры все чаще рассматриваются в административном порядке. Это объясняется тем, что административный порядок, во-первых, характеризуется своей более упрощённой процедурой и оперативностью рассмотрения спора, а также избавляет заявителя от дополнительных расходов, которые он мог бы понести в суде: государственных пошлин, оплаты экспертизы, услуг представителя. Преимуществом данного способа защиты нарушенного права является и то, что лишь в административном порядке у налогоплательщика есть право приостановить исполнение решения налогового органа, которое обжалуется, до вынесения финального решения. Это предусмотрено Федеральным законом «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» от 01.05.2016 N 130-ФЗ (ст.1-2).

 

В настоящее время Налоговый кодекс РФ закрепляет два способа административного обжалования в вышестоящие налоговые органы:

 

1) Общий порядок обжалования;

 

2) Апелляционный порядок обжалования.

 

Жалобы на ненормативный акт налоговой инспекции территориального уровня рассматриваются УФНС России по субъекту Российской Федерации. Апелляционный порядок обжалования применяется в тех случаях, когда решение о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение не вступило в законную силу. 

 

Общий порядок обжалования применяется тогда, когда решения и иные актов ненормативного характера налоговых органов вступили в законную силу, а также при обжаловании действий или бездействия должностных лиц налоговых органов.

В общем порядке могут быть обжалованы и акты ненормативного характера, которые были приняты по итогам рассмотрения жалоб, апелляционных жалоб. Несмотря на большое количество преимуществ рассмотрения налоговых споров в административном порядке, на практике очень часто налогоплательщики сталкиваются с различными проблемами при реализации и защите своих прав.

 

Согласно руководству по досудебному урегулированию налоговых споров (размещённому на сайте ФНС7 ), самыми распространёнными претензиями о нарушении прав лица в жалобах являются:

 

1. Отказ в возврате налога;

 

2. Неправомерное выставление требования об уплате налогов;

 

3. Отказ в предоставлении налоговых вычетов;

 

4. Нарушение сроков исчисления имущественного налога;

 

5. Вынесение решения о приостановлении операций по банковским счетам.

 

Если же объединить вышеназванные претензии в несколько групп, то получается, что существуют категории конфликтов по предмету спора, а именно спора о фактах и процедуре осуществления права. Деление может быть обозначено и по составу субъектов –кто является инициатором разбирательства: налогоплательщик, налоговый орган или же орган таможенной службы. Претензии на работу самой налоговой подаются в вышестоящую инстанцию, а жалоба на действия конкретного должностного лица – вышестоящему должностному лицу.

2.  Миронова С.М. Механизм разрешения налоговых споров в Российской Федерации: финансово-правовой аспект: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 9.

3.  Бартунаева Н.Л. Предмет доказывания по налоговым спорам, связанным с привлечением субъектов хозяйственной деятельности к ответственности. М., 2007. С. 19.

4.  Шинкарюк Д.А. Досудебное урегулирование налоговых споров: финансово-правовое исследование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2008. С. 7.

5.  См. Концепция развития досудебного урегулирования налоговых споров в системе налоговых органов РФ на 2013–2018 годы, утв. приказом ФНС России от 13.02.2013 № ММВ-7-9/78

6.  https://pravo.ru/review/view/144722/

22

БИЗНЕС-СООБЩЕСТВО НЕОДНОКРАТНО СЕТОВА ЛО ИЗ-ЗА ПРОВЕДЕНИЯ ФНС ЖЁСТКОЙ ПОЛИТИКИ ПО ВЗИМАНИЮ НЕДОИМОК, КОГДА СЧЕТА «ЗАМОРА ЖИВА ЛИ» ДАЖЕ В СЛУЧАЕ ОТСУТСТВИЯ ДОНАЧИСЛЕНИЯ В РАЗМЕРЕ МЕНЕЕ ДЕСЯТИ РУБЛЕЙ

Наиболее распространенными причинами отказа в возврате налога являются8:

 

1) Несвоевременная сдача отчетности. Декларация подаётся не позднее 30 апреля года, следующего за годом, в котором был получен соответствующий доход. Более того, декларацию с целью получения налогового вычета необходимо подать до истечения 3-х лет, за которые были осуществлены подходящие под вычет расходы.

 

2) Неверно произведённые расчеты - неправильно заполненная декларация и неверно определённая налогооблагаемая база.

 

3) Налогоплательщики при подаче претензии не удостоверяются в том, есть ли у них право на возврат излишне уплаченной суммы налога.

 

4) Налогоплательщики не проверяют дополнительно свою отчетность во избежание арифметических ошибок, разного рода опечаток (описок). При составлении отчетности важно проверять заполненность всех строк декларации.

 

5) Неправильное определение объекта налогообложения и неверная форма декларации9. Следует отметить, что о неправомерном выставлении требования об уплате налогов Конституционный Суд РФ высказал свою позицию в одном из своих судебных актов10.

Следует отметить, что о неправомерном выставлении требования об уплате налогов Конституционный Суд РФ высказал свою позицию в одном из своих судебных актов10.Так, в Определении от 18.07.2017 № 1719-О по жалобе гражданина Д. В. Андрейчука Конституционный Суд сказал, что оспариваемые положения п. 1 ст. 38, п. 8 ст. 75, ст. 346.26 и ст. 346.27 НК РФ не нарушают конституционных прав налогоплательщика в указанном в жалобе аспекте. В качестве обоснования доводов, изложенных в жалобе, заявитель ссылался на то, что исходя из буквального толкования перечисленных выше статей налогового кодекса, налоговые органы могут произвольно определять объект налогообложения и имеют право отказать в освобождении налогоплательщика от пеней, даже если он руководствовался письменными разъяснениями налоговых органов. Как было сказано выше, одним из оснований предъявления претензии налогоплательщиком в административные органы является нарушение сроков оплаты имущественного налога. Арбитражный суд Московского округа в своем Постановлении от 21.08.2017 по делу № А40-216471/201611 указал, что факт отсутствия денежных средств на счетах общества не является обстоятельством, смягчающим ответственность за нарушение сроков уплаты налога, если не доказан факт отказа в предоставлении Обществу отсрочки уплаты данного налога. На практике довольно часто недобросовестные налогоплательщики пытаются обмануть ФНС, с целью получить налоговый вычет, например, путем создания цепи взаимосвязанных контрагентов. Так, Арбитражный суд Уральского округа в своем Постановлении от 03.08.2017 по делу № А60-45676/2016 определил, что налогоплательщик не имеет права на налоговый вычет в случае согласованности действий в предпринимательской цепочке ввиду отсутствия действительной потери и наличия цели обогатиться за счёт возврата части налоговых отчислений из бюджета. Арбитражный суд Центрального округа в Постановлении от 21.12.2017 по делу № А62- 4556/2016 указал, что налоговый вычет невозможен, ввиду того, что целевое назначение приобретённых вещей противоречит цели вычета.

7.  https://www.nalog.ru/files/broshura/dosud_brochure_final_i.pdf

8.  Примеры наиболее распространённых ошибок приводит Н. Сперанская, начальник отдела налогообложения имущества и доходов физических лиц УФНС России по Республике Башкортостан (см. https://www.nalog.ru/rn02/news/smi/4879892/)

9.  См. Постановление АС ВСО от 27.07.2017 по делу № А33-27753/2016 ООО «Сиблес», в котором суд указывает на важность полноты пакета документов

10.  См. Определение КС РФ от 18.07.2017 № 1719-О по жалобе гражданина Д. В. Андрейчука

23

Таковыми являются следующие действия13:

 

1) Самостоятельное выявление допущенных нарушений;

 

2) Перерасчёт суммы налога;

 

3) Оплата доначисленных сумм налога и пеней в бюджет государства;

 

4) Внесение исправлений в ранее представленную декларацию до обнаружения налоговым органом неточностей или назначения выездной налоговой проверки.

На практике острой проблемой является и приобщение налогоплательщиком собственных внесудебных экспертиз, 

 а также их дальнейшее использование в судебном процессе. Суды, как правило, довольно скептически относятся к доказательствам подобного рода. Это, в свою очередь, обеспечивает превосходство Федеральной налоговой службы в судебном процессе14. Подобное происходит и с заключениями экспертов и специалистов15. Таким образом, закономерной является проблема равенства в средствах доказывания в судебном процессе между налогоплательщиками и административными органами. Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод, что разрешение спора в административном порядке представляется более выгодным не только с финансовой точки зрения, но и с позиции более упрощённой процедуры разрешения споров.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативные правовые акты:

1) Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 04.08.2014, N 31.

2) Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 N 146-ФЗ (ред. от 29.05.2019).

Судебная практика:

3) Постановление Арбитражного суда СевероЗападного округа от 09.08.2017 по делу № А27- 12859/2016.

4) Постановление Арбитражного суда СевероЗападного округа от 16.08.2017 по делу № А70- 12809/2016.

5) Постановление Арбитражного суда СевероЗападного округа от 21.08.2017 по делу № А70- 13347/2016.

6) Постановление Арбитражного суда СевероЗападного округа от 21.07.2017 по делу № А70- 14139/2016.

7) Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.08.2017 по делу № А40-216471/2016.

8) Постановление Арбитражного суда ВосточноСибирского округа от 27.07.2017 по делу № А33- 27753/2016.

9) Определение Конституционного суда Российской Федерации от 18.07.2017 № 1719-О по жалобе гражданина Д.В. Андрейчука.

Научная литература:

10) Карасева М. В. Бюджетное и налоговое право России: Политический аспект / М. В. Карасева. – М.: Юристъ, 2003.

11) Миронова С. М. Механизм разрешения налоговых споров в Российской Федерации: финансовоправовой аспект: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 9.

12) Бартунаева Н. Л. Предмет доказывания по налоговым спорам, связанным с привлечением субъектов хозяйственной деятельности к ответственности. М., 2007. С. 19.

13) Шинкарюк Д. А. Досудебное урегулирование налоговых споров: финансово-правовое исследование: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Омск, 2008. С. 7.

13.  См. Постановление АС ЗСО от 21.07.2017 по делу № А70-14139/2016

14.  См. Постановление АС ЗСО от 16.08.2017 по делу № А70-12809/2016

15.  См. Постановление АС ЗСО от 09.08.2017 по делу № А27-12859/2016

«President Law Journal»